Ross Den

Ross Den
8
Jan

Ross Den

Росс Ден: Фотограф, резервист израильской армии, активист еврейской общины

Я несу ответственность за свою общину

Учеба

Я родился на Украине в городе Белая Церковь, занимался плаваньем и учился в спецклассе для спортсменов, то есть учился между тренировками.
Но в 1996 году, в 15 лет, закончилась моя спортивная карьера: всей семьей – бабушки, дедушки, тети, дяди, мои родители, старшая сестра и я – мы отправились в Америку. Денег на мои тренировки не было, а никаких специальных спортивных классов Америка не предложила.
Пошел я в еврейскую школу (Sinai Academy), занимался там с утра до вечера и зубрил английский.
Учеба в религиозной школе изменила уклад всей нашей семьи: мы узнавали свою историю, традиции, начали соблюдать праздники.
Я находился в среде таких же русских еврейских детей, как я, приехавших в Америку примерно в одно со мной время. И это ощутимо облегчало жизнь.
Потом я поступил в университет, в John Jay College of Criminal Justice. Там почти сразу увлекся спортивной стрельбой, начал ездить на соревнования по всей стране и пошел работать в полицию – кадетом.

Служба

Вскоре после 11 сентября 2001 года, когда в Израиле шла Вторая интифада, мы с друзьями решили пойти в израильскую армию. Нас было восемь друзей по школе и по общине.
В Нью-Йорке в Сохнуте с нами встретился генерал НАХАЛя. Он взял нас в свою бригаду, в десантный пехотный батальон.
Я прослужил в армии два года и вернулся в Америку – надо было заканчивать университет.
Но в 2006 году мы снова связались со своей бригадой и попросились на резервистскую службу – милуим. С тех пор мы ездим в Израиль. Но никогда не знаешь, когда призовут следующий раз. Скажем, в ноябре 2011 года мы служили на границе с Ливаном, в марте 2012 – были на военных сборах, тренировались, а в ноябре 2012 года снова поехали на войну: три раза за 12 месяцев.
Служу в армии добровольно, став для этого израильским гражданином. Это мой выбор.
Из нашей первоначальной группы двое остались жить в Израиле, а из тех, кто вернулся в Америку, милуим делают не все. У каждого своя жизнь, каждый сам принимает решения, нельзя никого уговаривать, ни на кого давить. Тем более что на войне можно потерять жизнь или получить серьезные увечья. А кроме того, далеко не каждый может вдруг оставить работу, купить билет в другую страну, надеть форму и начать бегать по горам.
Преодолевать приходиться не только материальные или производственные препоны. Нетрудно себе представить реакцию еврейской мамы, когда ее сын уезжает из благополучной страны, где у него есть работа, дом, где хорошо и безопасно, туда, где война.

Активизм

Я фотограф, и во все свои поездки, конечно же, беру камеру, хотя на фотоохоту времени в Израиле обычно не хватает.
Не так давно я получил стипендию COJECO (Council of Jewish Emigre Community Organizations) на свой проект, связанный с Армией обороны Израиля – IDF Project.
Прошлым летом, когда началась война с Газой, нашу бригаду Jerusalem Brigade, которая брала Иерусалим в 1967 году, призвали не сразу. Все считали, что операция будет очень масштабной, бездействие угнетало – и я начал собирать деньги на израильскую армию. Собирался покупать не трусы, носки, мыло, шампунь или пиццу, а оборудование, которое помогает солдату в бою и повышает его шанс уцелеть.
Когда я начал сбор средств, мне позвонили из COJECO и предложили действовать вместе. Довольно быстро было собрано около 30,000 долларов, еще 10,000 добавили в COJECO, и я купил огромное количество техники, а рав Мордехай Токарский из RAJE (Russian American Jewish Experience) оплатил мой билет в Израиль.
Я объезжал военные базы (шетах кинус), откуда солдаты входили в Газу и куда возвращались после боевых операций, – и раздавал привезенное оборудование. Со мной ездили ветераны из организации Солдат солдату (Хаяль ле-хаяль).
Мы раздавали мелкие, но полезные вещи. Фонарики, которые очень помогают в городских условиях. Их вешают на автоматы, они хорошо освещают закрытые помещения и ослепляют противника. Раздавали поильные сумки – емкости с трубкой, они намного удобнее фляжек. Слухозащитные приспособления – advanced hearing protection, защищающие от оглушения при стрельбе, но не полностью блокирующие звуки. Этих мелочей солдатам в армии не дают, а они крайне нужны.
Ездить по базам пришлось всего три дня, потому что меня самого призвали. Что ж, я надел форму и пошел служить…
В декабря я снова был в Израиле – с представителями COJECO. Мы встречались с солдатами, охраняющими Гуш Эцион (район, соединяющий Хеврон, Вифлеем и Иерусалим), подарили им все те приспособления.
Сейчас, благодаря стипендии, я могу продолжать свой IDF-Project, и месяца через два устраиваю большую акцию по сбору средств в Нью-Йорке на покупку нового оборудования для армии.
На этой акции помимо демонстрации оборудования для израильской армии, на которое собираются средства, будет и выставка моих фотографий.

ВСО

Я баллотируюсь в делегаты Всемирного сионистского конгресса в списке American Forum for Israel. Делаю это потому, что чувствую ответственность за свою общину.
Еврейская традиция гласит: когда мальчик проходит бар-мицва и становится мужчиной, он берет на себя ответственность за то, что произошло до него, что происходит с ним, что произойдет после него.
И если в моих силах помочь общине, я постараюсь это сделать, став делегатом Всемирного сионистского конгресса.

Беседовала Наоми Зубкова

Comments

Leave a Comment

© 2015 American Forum for Russian Speaking Jewry. All Rights Reserved.