Alexander Goldin, Esq.

Alexander Goldin, Esq.
24
Ноя

Alexander Goldin, Esq.

Александр Гольдин – адвокат, отец четверых сыновей, многолетний и активный участник еврейских общественных инициатив, вице-президент Американского форума русскоязычного еврейства.

НАШ ГОЛОС – НАШ ВЫБОР

БЕЗ ИЗРАИЛЯ НАМ НЕ ВЫЖИТЬ

МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ

Я адвокат, последние 18 лет партнер в собственной фирме Goldin & Rivin. Мы занимаемся в основном автомобильными авариями, несчастными случаями. Но за годы практики я накопил опыт работы и в других областях права, включая недвижимость.
Моя семья эмигрировала из Ленинграда в 1977 году, когда мне было 6 лет. Так что все мое образование американское – за исключением русского языка, полученного в семье. Родители учили меня русскому упорно и последовательно, не давая поблажек ни мне, ни себе. И в этом мне очень повезло.
Однако преуспели мои родители вовсе не только на ниве обучения меня русскому языку. В Америке они вполне реализовались профессионально. Отец подтвердил свой врачебный диплом, и по сей день работает терапевтом. А мама, дирижер-музыкант, ушла в бизнес, ее последнее увлечение – туризм: 20 лет назад она открыла свое туристическое агентство.
Меня же никогда не привлекали ни медицина, ни карьера музыканта. Я всегда больше интересовался историей, политикой… Эти предметы я изучал в Нью-Йоркском университете, откуда плавно переместился в Юридическую школу Нижнего Манхэттена — New York Law.
В самом начале моей практики ко мне потянулись пострадавшие в авариях – тогда я и решил специализироваться на этой области юриспруденции. Мои клиенты поначалу были сплошь русские, со временем контингент несколько изменился.

СПАСИТЕЛЬНАЯ УКОРЕНЕННОСТЬ

Не помню, чтобы когда-нибудь, даже в детстве, я сторонился русской общины, как это нередко случалось с моими сверстниками. Обстоятельства могли бы и меня подтолкнуть к этому: еврейская школа, куда отдали меня родители, не проявила должного гостеприимства к еврейскому мальчику, явившемуся из Советского Союза. Трудновато мне там пришлось поначалу. Но я никогда не старался мимикрировать – подстраиваться под окружающих меня детей, не бежал от своей семьи. Моей ответной реакцией на насмешки была скорее враждебность к не принимающему меня миру — миру еврейской школы. Однако это продлилось совсем недолго и никакого следа во мне не оставило: очень уж крепки были мои связи с еврейством с самого детства.
Я учился в Yeshiva of Flatbush, современной ортодоксальной ешиве, куда принимают самых одаренных еврейских детей Бруклина. Попал я туда только благодаря маме, она добилась, чтобы меня, мальчика из бедной (на тот момент) иммигрантской семьи, приняли в элитную еврейскую школу. Первые мои годы учебы оплатил какой-то щедрый филантроп.

В ХЕДЕР – ПО СТОПАМ ПРАДЕДА

Для нашей семьи это был естественный путь: хоть мы приехали из Ленинграда, но о своем еврействе помнили всегда. Мой дедушка с маминой стороны, начинавший свое образование в хедере, говоривший на многих языках, включая иврит и арабский, был выдающимся профессором-агрономом. Его, еврея по фамилии Якубцинер, называли королем русской пшеницы.
Не знаю, какие отношения у моих детей будут с агрономией, но все четверо моих сыновей – тринадцати, десяти, восьми и шести лет — тоже начали свое образование с хедера. Для нас с женой это настолько важно, что она каждый день возит детей в школу в Бруклин со Стейтен-Айленда.
Наш дом пока не кошерный, но Субботу мы уже соблюдаем. Кроме того, субботние трапезы жена готовит из глатт-кошерных продуктов. Вечером в пятницу и днем в Субботу, когда я возвращаюсь из синагоги, мы всей семьей садимся за стол. Мне необходимо сохранить еврейство моих детей.

ПОЙДЕШЬ НАПРАВО…

Я большой и искренний сторонник Израиля, патриот еврейского народа. Убежден, что наш народ должен духовно расти, а это значит помогать друг другу, всегда помнить заповедь: все евреи ответственны друг за друга. И все мы вместе должны помогать государству Израиль. Я твердо знаю, что без Государства Израиль жить нам будет гораздо сложнее, если вообще возможно. Особенно если видеть, что происходит сегодня в мире. Уровень ассимиляции запределен. Интернет несет в себе множество соблазнов для молодежи, путает ее, лишает четких ориентиров, сбивает с пути.

Сам же я всегда иду туда, где могу помочь, тянусь к людям, разделяющим мои настроения, близким мне по духу. Так, помимо Американского форума русскоязычного еврейства я служу в Совете губернаторов Американского еврейского комитета (Board of Governors in the American Jewish Committee), недавно вступил в AIPAC (American Israeli Political Action Committee). Довелось мне служить и в Совете директоров русского отдела UJA Federation, но это было очень давно. Во всех этих организациях и структурах я служил на общественных началах – но действительно служил и служу: несу определенную ответственность, соблюдаю протокол, отношусь к этой деятельности со всей серьезностью…

Мечтаю, чтобы Израиль, еврейский народ мыслил и двигался в правом направлении. И в духовном, и в политическом плане. Это, в моем понимании, предполагает сохранение еврейского семейного уклада, традиций, развитие еврейского образования. Я не настаиваю на том, чтобы каждый еврей был ультраортодоксом.
Для меня синагога – не просто место отправления молитв, не просто институт, где укрепляется наш дух. Это естественная среда обитания еврейской семьи. Выполняя заповеди, мы духовно растем как народ и наслаждаемся самим осознанием себя евреями, самой принадлежностью к еврейству.

Американский форум в союзе с партией Авигдора Либермана – это именно то правое движение, которое, безусловно, обеспечит надежное будущее еврейскому народу. Этой дорогой и должна двигаться еврейская молодежь. И я очень надеюсь видеть в ее рядах своих сыновей.

Comments

Leave a Comment

© 2015 American Forum for Russian Speaking Jewry. All Rights Reserved.