Inna Amchislavsky

Inna Amchislavsky
24
Ноя

Inna Amchislavsky

Инна Амчиславска готовится к новому карьерному броску в области делового администрирования, а пока свои лидерские способности и творческий потенциал отдает организации «Эзра»: помогает строить молодежную еврейскую общину Бруклина и Квинса. И хотя на службу она сейчас не ходит, выкроить время для этого разговора ей было очень непросто.

Что в вас самое главное?

Я одесситка, и это, думаю, самое важное. Родилась в Одессе, жила там 16 лет – до переезда в Америку в 2000-м году. Одесса мой родной город, езжу туда чуть ли ни каждый год.
В Америке я заканчивала школу – два года проучилась в high school, потом поступила в Stony Brook University на business administration. С дипломом бакалавра сразу попала на руководящую должность в сеть магазинов Target, а по вечерам получала магистерскую степень.
Шесть лет работала по 90 часов в неделю, параллельно училась, была волонтером в организации «Эзра», возила молодежь в Израиль… Но в какой-то момент поняла, что всех денег не заработать – и взяла таймаут: консультирую небольшие компании — составляю для них бизнес-планы и маркетинговые стратегии, а еще волонтерю в «Эзре».

Ваша деятельность в «Эзре» уходит корнями в одесское прошлое?

Вовсе нет. Все началось с программы ТАГЛИТ – «Право по рождению» на бесплатную 10-дневную поездку в Израиль: это право имеет еврей в возрасте от 18 до 26 лет, никогда не бывавший в Израиле. Я чуть было этот шанс не упустила за своей сумасшедшей работой. Вскочила на подножку последнего вагона: в Израиле отметила 27 лет.
Я влюбилась в Израиль. Это было в 2011 году. С тех пор активно участвую в жизни еврейской общины Бруклина, сама выучилась на мадриху – вожатую, и вожу молодежные группы в Израиль по той же самой программе ТАГЛИТ.

ТАГЛИТ — ваше первое еврейское образование?
В Одессе я пару раз отдыхала в Сохнутовских лагерях. Тогда, в 11 лет, и узнала, что я еврейка. Мой папа некоторое время работал в Сохнуте, и это меня чуть-чуть ввело в еврейство. Знаю, что папа возил школьников в Израиль по программе НААЛЕ и встречался с их родителями. На этих встречах я впервые услышала про Израиль.

Лидер в вас в Израиле проснулся?

Нет, лидером я была с самого детства. Еще в школе мы с подружкой писали сценарии, КВНы, устраивали репетиции на переменах и после школы… А в Америке в колледже я сначала стала президентом Русского университетского клуба, а потом Клуба предпринимателей. Устраивала и увеселительные вечеринки, и важные встречи с местными бизнесменами. На работе эти качества тоже понадобились: под моим началом трудилось 400 человек. За шесть лет в Target я сменила несколько магазинов, которые находились в разных районах, то есть имела дело с самыми разными людьми. Где-то преобладали черные, где-то испаноязычные, где-то евреи – и покупатели, и сотрудники, и п
Когда я в 22 года закончила колледж, то совсем не хотела работать директором магазина. Но меня уговорили: поманили карьерой, зарплатой, опытом. Я пошла и не жалею. После месячного тренинга мне вручили ключи от огромного хозяйства – магазина с 80-миллионными продажами и 400 разновозрастными подчиненными – от старшеклассников до пенсионеров…
Мое еврейство помогло работать в религиозном еврейском районе: я разгадала головоломку, с которой не могло справиться руководство нашей торговой сети. Они не понимали, почему колебания объема продаж в одном магазине происходят совсем не так, как во всех других: скажем, в один год большая покупательская активность в этом магазине приходится на начало сентября, а в другой год – на конец месяца. Тогда как в других районах все идентично из года в год: больше покупок делается перед Thanksgiving или Рождеством. Я была единственной еврейкой в менеджменте и через год поняла, что в еврейском религиозном районе все происходит по еврейскому календарю. В итоге и наше расписание стало составляться по еврейскому графику: утром в пятницу, когда еврейские мамы готовились к Шаббату, я вызывала на работу больше кассиров…

И вы все это огромное хозяйство сменили на волонтерство в «Эзре»?

У меня есть ряд бизнес-идей, над которыми я хочу подумать, развить их. Безвылазно заниматься этим не могу, вот и отвлекаюсь в «Эзре». Участвую в поиске кандидатов на программу ТАГЛИТ, рассылаю глашатаев, которые бы рассказали об этих поездках совсем не вовлеченным в общину молодым евреям.

«Эзра» чем-то помимо ТАГЛИТа занимается? В чем смысл вашего пребывания в этой структуре?

Наше главное стремление – остановить еврейскую ассимиляцию. Филиалы «Эзры» есть в Канаде, в Германии и в странах бывшего Советского Союза.
Поездками в Израиль наша деятельность не исчерпывается. Хотя эти поездки очень важны. Наша задача удержать в общине тех, кто уезжал в ТАГЛИТ, понятия не имея ни об Израиле, ни о еврействе. В этом и заключается часть моей волонтерской работы: устраивать различные мероприятия, которые бы привлекали еврейскую молодежь. И это не обязательно танцульки. В ближайший четверг мы устраиваем просветительское действо, когда в пяти комнатах – станциях будут рассказывать о пяти главных израильских городах. Мы ждем сто человек. К тому же я могу похвастаться: в моих группах встретились пары, которые, надеюсь, скоро поженятся. Так что идея оправдывает себя: в поездках зарождаются еврейские семьи, кто-то из ребят решает переехать жить в Израиль, кто-то едет туда учиться. В этом я вижу и свою заслугу. На мой взгляд, всем евреям лучше бы жить в Израиле. Но на данный момент своим волонтерством я помогаю Израилю.

Вы строите сообщество русских евреев?

Изначально задумывалось именно так. Но постепенно, по мере того, как приток иммигрантов иссякал, мы все больше переходили на английский. И теперь уже экскурсии наших групп по Израилю проводят на этом языке. Но, наверное, не столько в языке дело. Не случайно нам довольно сложно привлекать в наше сообщество американцев. Наверное, у нас есть свои особенности. И, тем не менее, американцы начали к нам приходить, им у нас интересно, им интересна русская культура.

Но и вы пришли в русскую «Эзру». С русскими вам комфортнее?

Я пришла в «Эзру» как раз тогда, когда она стала американизироваться. И в Израиль я поехала с первой англоязычной группой: в ней все были русские, но экскурсии шли на английском. А теперь в моих группах десять человек из сорока по-русски вообще не говорят.
В университете, а потом на работе я была в американской среде, так что мне комфортно и там, и там. Но русская еврейская культура мне, бесспорно, ближе.
И круг моих самых близких друзей – русскоязычные евреи. Может быть, это случайное совпадение, но факт. Среди моих друзей есть и афроамериканцы, и китайцы, но близкие мои друзья – русские евреи.

А почему вам важно помогать Израилю?

И в университете, и на работе я всегда чувствовала пропалестинские настроения, они распространены в самых разных кругах: среди университетской профессуры, руководства Target, бизнесменов. Американские СМИ очевидно антиизраильские. Новости по телевизору искажают факты. Мне это мешает. И я хочу исправить такое положение.
Но главное даже не это.
Я уже дважды была в Польше, в концлагерях. Изучаю Холокост. Это ключевое для меня. Мне бы не хотелось, чтобы сбылась мечта Гитлера – и евреи исчезли, на сей раз путем ассимиляции.
Если бы не было Израиля, то очень многого не было бы в нашей еврейской жизни. Даже то, что мы собираемся вместе здесь, в Нью-Йорке, происходит благодаря Израилю – благодаря тому, что мы побывали в Израиле, в Яд ва-Шеме и нас связывают общие впечатления и переживания.

Беседовала Наоми Зубкова

Comments

Leave a Comment

© 2015 American Forum for Russian Speaking Jewry. All Rights Reserved.