Mark Khaimov

Mark Khaimov
21
Дек

Mark Khaimov

Марк Хаимов — активный член бухарской общины Квинса, инициативный участник предвыборной кампании депутатов Всемирного Сионистского Конгресса.

Так я отношусь к Израилю – как к своему дому, откуда я временно уехал в командировку в Америку. Моя душа там, только тело пока в Нью-Йорке.

Родился я в Ташкенте, там и жил до эмиграции. Пока дед был с нами, мы все еврейские праздники проводили у него в большом доме большой семьей. Но он, ярый сионист, терпеливо ждал, «когда откроется форточка». Для него форто»чка открылась в 1972 году – и он улетел в Израиль, с женой, двумя сыновьями и их смьями, оставив огромный дом, почет, уважение, деньги, работу. Оставив троих дочерей – их семьям, включая и нашу, не дали «разрешения». Маминых сестер выпустили в 1979 году, а мы снова оказались невыездными. Наш черед наступил только в 1991 году. Но к этому времени одна из маминых сестер перебралась в Америку и позвала нас к себе.

Уговаривала меня долго: приезжай, получи гражданство, а потом и в Израиль сможешь переехать, если захочешь. Не упусти свой шанс! Короче, уговорила.

Образование, профессию я получил в Ташкенте: закончил медицинское училище, зубопротезный факультет. Там и начал работать зубным техником, продолжил в Америке, пройдя переквалификацию: здесь и оборудование, и материалы, и технология – все другое.

Получив американское гражданство, уехал в Израиль. Учился в ешиве. Вступил в партию Моледет, которая была чуть помягче, чем КАХ.

Через год пришлось вернуться в Америку.

Но моя связь с Израилем не прервалась.

Израилем я болею с 1973 года, с 15 лет – с момента отъезда туда деда. Читал все, что мог добыть, слушал радио «Коль Исраэль», продираясь сквозь треск глушилок. И по сей день я в курсе всего, что ежечасно происходит в Израиле.

Меня все в тамошней жизни глубоко волнует, я ощущаю сопричастность с происходящим в Израиле и нередко мучаюсь от бессилия: понимаю, что не могу противостоять левым силам, призывающим к совершенно невероятным уступкам — отказаться от половины Иерусалима, уйти из Иудеи и Самарии…

Но зашел на сайт партии «Наш дом Израиль» — заинтересовался  их программой, позицией, делами. И к своей радости обнаружил полное совпадение с моими пониманием, представлениями, устремлениями. Начал писать туда, делиться соображениями относительно наиболее важных для меня позиций партийной программы, относительно планируемых ими инициатив, или просто комментировал опубликованные на сайте статьи.

Меня называют «бойцом невидимого фронта». Я ни в каких обществах не состою. Если решаю кому-то помочь, делаю это без специальной огласки или рекламы. Как-то получилось помочь израильской девочке, которой срочно требовалась пересадка костного мозга. Родные взывали о помощи: израильский Институт национального страхования (Битуах леуми) выделил недостаточные средства на ее лечение в Германии. Я поднял на ноги нашу общину, разговаривал со всеми раввинами – от рядовых до самых больших и мудрых. Сам вложил, какие смог, средства. И израильские фонды откликнулись, и здешние – сирийская и иранская общины, наша, бухарская тоже. Одним словом, помогли. Девочка пошла на поправку.

А еще с миссионерами воевал так, что они просто ушли из своего опорного пункта в баптистской церкви. Я услышал о них, когда они за нашу бухарскую общину взялись: залавливали неграмотных евреев, представления не имеющих, что к чему. Вот я и отправился подискутировать с ними – аргументировано, со ссылками на Тору, Писания, Пророков.

Поначалу они были такими внимательными и предупредительными. Но когда у них доводы иссякли и они почувствовали себя загнанными в угол, то ощетинились, показали зубы, стали грубо меня гнать. Нескольких человек я у миссионеров вырвал, смог объяснить, что они не на ту улицу забрели.

А еще пытаюсь создать фонд помощи еврейским детям, страдающим онкологическими заболеваниями. Пока не очень получается. Попросил помочь с оформлением фонда у одного, другого. Один хочет на этом заработать, другой обещаниями кормит, отказать стесняется. Очерствели люди, глухи к чужим нуждам и болям…

Но главное мое устремление – реальная, действенная помощь Израилю.

На одной из встреч общины с главой партии «Мой дом Израиль» Авигдором Либерманом я познакомился с представителем Всемирной сионистской организации в Америке Рони Виниковым, ему я и сказал: «Я сионист. За Израиль, за еврейство сделаю все, что хотите. Дайте мне дело».

Это было два года назад. С тех пор я помогаю готовиться к выборам депутатов на Всемирный сионистский конгресс.

И пытаюсь понять, что же потом — после выборов, надеюсь, успешных? Что будет происходить после конгресса?

Говорят, все делегаты разойдутся по рабочим комиссиям, и именно через эти комиссии смогут делать какие-то реальные вещи. Если так и если мне посчастливится стать депутатом конгресса, то в первую очередь я постараюсь попасть в комиссию, занятую помощью больным еврейским детям, где бы они ни жили. Когда я слышу родительский крик о помощи, у меня сердце кровью обливается.

Во вторую очередь хочу помогать израильским солдатам. Недавно я узнал, что Александр Левин, президент Всемирного Форума русскоязычного еврейства, снял отдельные квартиры для солдат-одиночек, куда они могут приезжать в отпуск, где их ждет уют и домашняя еда. Такие дела меня восхищают.

Хотя, честно говоря, я готов работать везде, где потребуется. Где буду нужен Израилю.

Меня иногда спрашивают, почему Израиль так важен для тебя?

Отвечаю просто. У тебя есть дом, квартира? Ты иногда уезжаешь из нее в командировку или в отпуск, уходишь по делам или погулять. А потом возвращаешься к себе ДОМОЙ. Дом важен для вас, там тепло, там уютно. Какие бы шумные или даже недружелюбные ни были твои соседи. Какие бы противные тараканы в нем ни обитали…

Так я отношусь к Израилю – как к своему дому, откуда я временно уехал в командировку в Америку. Моя душа там, только тело пока в Нью-Йорке.

Comments

Leave a Comment

© 2015 American Forum for Russian Speaking Jewry. All Rights Reserved.